Главное меню
поиск по сайту
Последнее




Тот, кто был повыше - глава 4
Автор: Роман Орлов   

4

   Анна Ивановна встала рано и, как обычно, отправилась доить коров. Выйдя из дому, она остановилась, вдохнула полной грудью утренний ветерок и двинулась дальше. Где-то неподалёку прокукарекал петух. На другом конце деревни не замедлил откликнуться другой. «Должно быть, Валькин» – подумалось Анне Ивановне.
Коля проснулся, когда солнечный лучик, перелетев через околицу, заглянул к ним в избу. Открыв глаза и сладко потянувшись, Коля свесил босые ноги с кровати. Встав, он направился к столу. На столе лежала пара лепёшек и красовалась кружка молока. Коля перевёл взгляд на кота, сладко дремлющего на печке и, сонно зевнув, подумал: «И чегой-то мамка в такую-то рань-то?» Не трогая завтрака, Коля тихонько приоткрыл дверь на улицу. Спящая деревня постепенно пробуждалась. Радостным лаем перекликивались знакомые собачьи голоса, а вдалеке кто-то гнал на выпас стадо коз. «Дяди Петины, небось» – подумал Коля. Всё здесь виделось Коле родным и знакомым – каждый человек, собака, запах; казалось, он даже любую травинку признает. Коля вдыхал нежный аромат, доносившийся с лугов первым утренним ветерком. «Хорошо-то как!» – в забвении Коля повернул голову в сторону леса. Что-то едва заметное мелькнуло в траве и скрылось в чаще. «Верно, зверёк какой, отсюда не видать» – но что-то странное осталось в Колиной голове. «Да нет, не зверёк. Тень от птицы, наверно. Солнце-то на востоке сейчас». Но тут какая-то старая сказка всплыла в мозгу у мальчика. «Ах, нет, не сказка это! Это пацаны наши рассказывали».
Для 10-ти летнего Коли рассказы старших ребят о ведьмах и леших, якобы живущих в соседнем с деревней лесу и ночью выходящих на охоту и шабаш, казались для юного впечатлительного мальчика слишком уж пугающими и очень заманчивыми. «Попрошусь с ребятами в ночное!» – решил он.
В ночное собралось тогда пять человек, среди которых был и известный среди ребят рассказчик баек Мишка Горох. К нему-то и отправился Коля.
– А не боишься? – спрашивал Мишка.
– А чего бояться-то? Разожжём костёр, звери не подойдут.
– А ведьм не боишься? – хитро прищурился Мишка.
– Ой, да что ты, – совсем по-взрослому отмахнулся Коля, – нашёл, чем пугать.
Придя в назначенное место раньше всех, Коля прилёг на траву. Заходящее солнце ещё пробивалось сквозь верхушки деревьев, отчего листва казалась слегка позолоченной. Неслышно исходил от земли пар, и было так тихо, что, казалось, можно уловить малейший шорох в траве. Коля полежал с закрытыми глазами минут пятнадцать, а когда открыл их, увидел, что уже наступают сумерки, и на севере проклюнулся серп луны. Откуда-то издалека послышался стук копыт. «Наверно, ребята» – подумал Коля.
Минут через десять они вшестером скакали по бескрайним лугам, безмолвно наслаждаясь прелестями наступающей тёплой июльской ночи. Темнота уже окутывала их полностью, и лишь слабый свет луны позволял что-либо разглядеть. Доскакав до облюбованного места, ребята спешились и привязав коней, начали разводить костёр.
– Скоро полночь, ведьмы выходят на охоту, – как-то вкрадчиво произнёс Мишка.
– Да ладно, какие тебе в двадцатом веке ведьмы, – из темноты показался Егорка с вязанкой хвороста, – это раньше мож тут чё и было, а сейчас…
– Да ладно, вон слышишь…
Ребята напряжённо вслушались и услыхали глухое уханье филина где-то неподалёку.
– И это, по-твоему, ведьмы? – спросил Коля.
Все рассмеялись. Немного смутившийся Мишка поспешил поправить положение.
– Слушайте, пацаны, какую мне в детстве бабка историю рассказывала.
– Это, чтоль, про то, как из колодца водяной ночью вылезает? – перебил его Егор.
– Да нет, нет, слушайте.
Было это лет сто аль двести назад. И жило в этом лесу много-премного ведьм.
– Да ну, брешешь, – послышались голоса.
– Вот те крест, – Мишка набожно перекрестился. Ребята умолкли, – И вылетали они, – продолжал он, – ночью на свой чёрный шабаш. Свежей человечинки поесть, да кровью запить. И была среди всех ведьм самая злая и жадная – Мильда.
– А-а, эт та чтоль, у которой три глаза было – один на затылке и два спереди? Мне бабка рассказывала, – не выдержал один из ребят.
– Да нет, нет. Не та. Слушай… Было у ведьмы два глаза, но зато клыки-то какие; как у волка, а то и больше. Как куснёт – у-у-у…
– Ух-ух, – откликнулся филин.
Ребята невольно переглянулись.
– Ну так вот, – продолжал Мишка таким голосом, будто сам боится, – и летали так ведьмы на деревню по ночам. То и дело были крики слышны и лязганье ведьминых зубов, – ребята слушали с открытыми ртами, – а с утра не досчитывались люди то курицы, то овцы, а то и младенца какого, – у Коли сжалось сердце. – Но, однажды, отважились люди и решили ведьмам отпор дать. Никто в ту ночь на деревне не спал – мужчины с ружьями сидели у окон, женщины успокаивали младенцев. И вот откуда ни возьмись – ведьмы на мётлах! – Мишка растопырил руки – да целая стая. Много тогда полегло ведьм – все полегли. Но никто не нашёл Мильду – ту, с волчьими клыками. От неё как след простыл. Так вот, ходит она до сих пор по лесу, месть замышляет страшную, кровавую, – ребята поплотней прижались друг к другу и боязливо оглянулись по сторонам, – ну а тех ведьм, что недобитыми нашли, с утра на главной площади сожгли. И Мильду когда-нибудь изловят и сожгут, это уж точно…

***

Антонио стоял, крепко привязанный к деревянному столбу. Вокруг него уже было положено много сена и хвороста. Где-то внизу, за дымчатой пеленой, бесновалась какая-то орущая и ревущая масса. А, может быть, это были и люди. Люди его города, города, где жил Антонио. «Господи», – думал он, – «сколько же ещё должно пройти лет, прежде, чем эти бедные людишки смогут почувствовать великую силу музыки, познать космос, увидеть лучик СВЕТА?». По щеке Антонио скатилась слеза, и взор его заслонили языки пламени.


Читать далее: глава 5