Главное меню
поиск по сайту
Последнее




Буквицы
Автор: Роман Орлов   

     Как-то раз, сидя за своим столиком поздно вечером, я углубился в приятное чтение на сон грядущий. Даже если книга, которую читаешь, не блещет литературными изысками, остроумными сюжетными ходами и прочими прелестями, зачастую она просто помогает войти в сонно-медитативное состояние и после этого спокойно уснуть. Это чем-то напоминает прослушивание релаксационной музыки перед сном. Время клонилось к полуночи, потихоньку накатывал сон, я привычно подумал - еще пару листов и всё, а то уже ничего почти не воспринимаю. Наконец, хлоп - книга закрыта! Всё, спать. Я выключил свет и улёгся в постель. Но что это было? Когда я закрывал книгу? В самый последний момент, перед тем как страницы книги привычно сложились вместе, там как будто промелькнула мимолетная тень… Да ну, почудилось наверно. Бывает. Слишком устал - подумал я и завалился в кровать. Завтра будет новый день, голова прояснится. Я начисто забыл о тени и крепко заснул безо всяких сновидений.

     Следующим вечером я снова читал, и в этот раз уже явственно заметил, что перед закрытием книги буквы перелетели с места на место и образовали из текста книги совсем другие слова. Разумеется, я тут же судорожно открыл книгу на том же месте, но увидел только то, что там и было напечатано в типографии. Я выключил свет и долго еще истязал себя тяжкими думами, о том, чем же это могло быть, и что такого просто вообще не могло быть в реальности. Так продолжалось несколько ночей, в течение которых я почти не спал, постоянно думая об одном и том же. Но потом кое-что вдруг изменилось. Ночью ко мне явилась гигантская буквица невиданного алфавита и встала надо мной, засветившись. Я проснулся в холодном, липком поту и, широко раскрыв глаза, начал вглядываться в темноту. Поначалу я подумал, что это в глазах у меня всё еще колышутся жутковатые тени, оседающие, растворяющиеся остатки страшного сна. Но тени не исчезали, наоборот, они становились всё ярче; вскоре я начал различать подсвечивающиеся очертания беспорядочно плавающих по комнате букв, которые образовывали цепочки, перелетали с места на место, терлись друг об друга, переворачивались на 180 градусов, превращались в другие буквы, словом, прямо визуализация гипотезы Пуанкаре какая-то!.. Я впал в трансовое состояние и даже забыл о том, что только что панически чего-то боялся. Как полезно, оказывается, иногда всё забывать и ни о чем не думать!..

     А огромные тени от букв, тем временем, продолжали движение. Искажаясь и вытягиваясь, они ползли по стенам. Часы, ковры, столы и всё вокруг стало приобретать очертания букв. Они сплетались вместе, образовывали диковинные слова, совершенно непонятные, но излучающие какую-то неясную силу. Я даже не пытался зацепиться взглядом за одну букву - я видел их все сразу. Постепенно в комнате, среди сотен различных букв начали выделяться несколько светлых точек, которые танцуя, стали сближаться и выстраиваться в некое подобие отдельных слов. Но тут на меня вдруг навалился сон, и как я ни силился уловить в воздухе собирающиеся слова, глаза мои подёрнулись завесой Морфеуса и закрылись сами собой. В самый последний момент, когда слова, наконец, собрались в предложение, веки захлопнулись, и я провалился, наконец, в отдохновенное ничто, так ничего и не прочитав.

     Как ни странно, после ночных приключений я спал как младенец и отлично выспался. Наутро я даже не вспомнил о том, что привиделось ночью, день тоже прошёл спокойно. Вечер я традиционно завершил чтением, и на сей раз, как мне показалось, книга захлопнулась без намеков на некоего таинственного помощника автора - все буквы были на месте. Я даже немного разочаровался. Хоть и было страшновато, но человеку ведь нужны встряски, иначе он засыхает, думал я. Еще несколько вечеров ничего не происходило; я уж начал забывать о буквицах, как настало утро 11го дня с тех пор, как я первый раз увидел тени. Однако, этим утром никаких теней не было. Я встал с кровати, потянулся, взял книгу Л. Толстого, лежавшую на столике, раскрыл на середине и прочитал вслух: "Монечка, хватит заниматься идиотизмом, отключите уже ваш игольчатый принтер от корневого сервера F! Изучите лучше семиуровневую модель OSI". Я автоматически закрыл книгу. Что это было?! И на какой странице? Я повернул книгу к себе обложкой и прочитал имя автора. Лот Сто. Да, вместо привычного "Толстой" было написано "Лот Сто". Таааак, приехали. Я медленно отложил книгу и проследовал в ванну. Мысли мои были далеко. Я умылся и начал чистить зубы. Тюбик с пастой выглядел как обычный тюбик, но что-то в нем все-таки было не так. Ах, ну да, это ж новинка, на днях купил. Лучшая защита десен, отбеливатель или как там. Плен-да-нет называется. Плен?! Так и не сполоснув рот водой, я бросился бегать по дому и рассматривать предметы с надписями. Пока я носился, у меня мелькала только одна мысль - вот сейчас найду "нормальный" предмет и живо спрошу у него, в чем дело. Вот только где бы найти такой нормальный? Повсюду виднелись пакеты, газеты, упаковки, на которых красовались какие-то перевранные или изуродованные оригинальные названия. Н-дааа. Хорошо, что я не употребляю никаких средств, могущих привести мою бедную голову к такому. Хотя вот сейчас очень захотелось что-нибудь употребить и всё забыть, потому что ложиться в психушку на долгое обследование пугало чуть ли не больше, чем хаос с надписями в доме. Я не нашел ничего лучшего, чем съесть несколько феназепамов и надолго вырубиться. Вот тут ко мне и нагрянули они во всей красе, и никто уже и не думал скрываться. Всё было как наяву. Беда только в том, что я уже не мог отличить сон от реальности. При всем желании. Я снова увидел свою комнату и даже не сразу понял, что тут стало как-то пустовато. Сначала предметы обрели прозрачность, и вскоре стали терять очертания и таять в воздухе. Комната заполнялась плавающими буквицами. Я свободно парил между ними. Через некоторое время я обнаружил, что сам стал похож на какую-то буквицу. Я поймал ладонями несколько буквиц и попытался в воздухе сложить из них слово. Я сложил его не думая. Но когда слово возникло передо мной, я вдруг понял, что всегда знал его смысл, ведь слово-то из родного языка! Но теперь никак не могу вспомнить, никак! Все стало каким-то нереальным. Все, что было важным еще недавно, перестало быть таковым. Стены комнаты тоже исчезли. На горизонте визуализировалась вещь, название которой я написал в воздухе из буквиц. Через некоторое время я почувствовал усталость и хотел прилечь на кровать, но кровати не было, как и всего остального. А зачем мне кровать - может я просто закрою глаза? Я взмахнул руками и стал созывать к себе буквицы, сонно зевая; буквицы, кажется, тоже устали и им явно хотелось на покой. Я осознал, что сейчас самое время поговорить с ними.

– Кто вы?
– Мы - буквицы.
– Так кто вы, буквицы?
– Мы часть тебя.
– У меня что, шизофрения? Как я могу видеть часть себя со стороны?
– Нет никаких сторон, ты часть всего, мы часть всего. Мы буквицы. Мы складываем буквы в строчки, а из строчек создаем книги, и храним их сон. Когда книга закрыта, она спит. Мы - буквицы.

     Постепенно голоса буквиц стали отдаляться, все вокруг начало скручиваться и сужаться, уменьшаться и уменьшаться. Пространство стало свертываться в одну точку. Буквицы сливались воедино, изредка образовывая слова языка, который я когда-то знал, но теперь этот язык потерял всякий смысл, как и все вокруг. Я успел подумать, что через несколько мгновений все превратится в одну точку, однако произошло нечто иное. Я услышал звук включаемого в розетку штепселя, и вместо сворачивающегося пространства внезапно возникла четкая картинка. Передо мной был машинный зал, в нем существа, похожие на людей, управляют множеством компьютеров. Я заметил, что люди в зале переполошились и о чем-то озабоченно переговариваются. На экране одного из мониторов даже, кажется, мелькнула знакомая уже буквица. А в другом месте я увидел крупный план с табличкой около системного блока: "корневой сервер F". Затем последовал провал и другая картинка - существа успокаиваются, облегченно вздыхают. Больше я ничего не видел. Я, наконец, проснулся. Оказалось, что я спал 12 часов подряд, и уже было утро следующего дня. Кстати сказать, 13го дня с тех пор, как ко мне пожаловали буквицы. Я тщательно осмотрел в доме все предметы, решившие вчера поиграть со мной в анаграммы, кошки-мышки, сужающиеся вселенные в эпоху Кали-Юга и прочие нехорошие игры, - но всё было в порядке. Именно в том порядке, который установлен в этой реальности. Автором книги был, как и положено, Л. Толстой. Паста называлась "Бленд-а-мед". Что ж…

     Вечерами я продолжал читать. Очень хорошее средство для здорового сна, рекомендую. Кстати, буквицы ко мне больше не приходили, все тексты книг были в полном порядке, может быть даже в том виде, в каком их задумывали авторы, если к ним, конечно, не приходили б… Тьфу, о чем это я? В последние две недели я странно себя чувствовал, должно быть сказался напряженный график работы и хроническое отсутствие свежего воздуха и фруктов. Но сейчас мне лучше. Наверное, не стоит ужинать после восьми вечера, а то иногда вечерами кажется, что неясные тени пляшут в стеклянном шкафу в отражении света люстры. Я, конечно, отгоняю от себя эти нелепые визуализации собственного желания поскорее лечь спать, и принимаюсь читать, чтобы забыться. Через некоторое время, уже совсем сонный, я медленно закрываю книгу. И ничего необычного больше не происходит; правда, вот, кажется, лишь свет слабо мигнул в этот момент. Наверное, что-то опять на подстанции, решил я и выключил свет.


2012–2013

вернуться в раздел Рассказы