Главное меню
поиск по сайту
Последнее




Велопутешествие Москва - Байкал. Иркутск, Улан-Удэ
Автор: Роман Орлов   

      13 августа, Иркутск. Почти финишная точка! Рассчитал время и приобрёл на вокзале билет на 20-е число из Улан-Удэ домой. Я знал, что на следующий день утром уже выезжаю дальше и по всем прикидкам должен успеть к этой дате в столицу Бурятии. Можно было, конечно, взять билет на неделю позже, но где бы я провёл эту неделю? Нужно было где-то стираться и заряжаться, да и домой уже хотелось. В любом случае – день-то про запас я себе оставил. В Иркутске знакомых не оказалось, и меня приютили на ночь добрые люди с «кауча», а уже утром я продолжил свой путь. Предстояло преодолеть оставшиеся 460 километров за 6 дней, из расчёта 80 в день. Больше всего меня пугали перевалами до Слюдянки, и что «там сто километров жутких серпантинов, я бы туда на велике не сунулась», - рассказывала мне знакомая.

      Днём 14-го числа я забрался на самый верх всех этих перевалов (но в тот момент я еще этого не знал), сил совсем не оставалось, и я завернул на какое-то боковое ответвление, чтобы расположиться на ночь. Место оказалось довольно интересным, о нём я рассказываю на видео.



      На следующий день я долго катил по горам (в основном вниз) и вот она, долгожданная встреча с Байкалом. Внизу - пос. Култук, южная оконечность озера.

Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru

      Лучше пусть это опишет видео, которое я снял там же. Оно состоит из трёх частей. Первый эпизод - Байкал показывается при спуске с горы, потом - уже ниже, при подъезде к Култуку. А третья часть - это через три дня, на самом берегу. Я просто свёл эти кусочки воедино.


      Я остановился и нашёл неплохое местечко где-то за Слюдянкой, близ берега Байкала. Дорога там везде идёт по берегу, но трудно найти нормальное местечко – справа везде горы, слева обрыв. К вечеру погода испортилась, и вторую чашку чая выпить я уже не успел, укрывшись в палатке. Утром как обычно собрался, выехал в моросящий дождик. Дождь, однако не унимался, и уже к Байкальску я сильно промок, и главное – продрог. Стоял на автобусной остановке под навесом и всё ждал, когда стихнет. Я понял, что ехать в этот день больше не смогу, уже просто зуб на зуб не попадал. Вот так, проехав лишь 15 км, свернул в какой-то лесок под Байкальском и под дождём кое-как расставил палатку, куда и влез весь мокрый и холодный. У меня были сигареты, остатки печенья и немного воды. Морально это был ужасно тяжёлый день. Вся тяжесть его состояла в том, что я мог просто не успеть на свой поезд в Улан-Удэ, я ведь выбивался из графика! Я даже пробовал звонить в местное такси, где узнал, что доехать до Улан-Удэ можно, но за такие деньги, на которые я больше месяца в Москве жил. Да и слава Будде, не вышло поехать ни на каких там такси! В дороге я часто напевал песню Джорджа Харрисона «All things must pass», где есть философские строки о том, что у всего преходящая природа, и «облачность и дождь не могут продолжаться вечно». С такими мыслями я и дожил до следующего утра. Было мокро, слегка моросило. Часов в 12 я всё же решился и вышел на трассу. Теперь предстояло каждый день ехать более ста километров, чтобы всё наверстать. Прогноз погоды обнадёживал (но не всегда сбывался). И вот постепенно еду, в воздухе стоит противная морось, иногда налетает мелкий дождик. Подъезжаю к Выдрино – уже Бурятия! Весь измызганный, замученный и полумокрый паркую свой велик к столбу у кафешки. Какой-то сытый молодчик, только вышедший оттуда, завидев меня – мокрого и невзрачного, скривил рожу и спрашивает явно с осуждением в голосе и взгляде: «Оно вообщё всё надо?» Меньше всего мне хотелось разговаривать вот с такими людьми, я бесстрастно бросил: «каждому – своё» и зашёл в столовую.

      По мере того, как таяли километры, уверенности, что всё будет хорошо, прибавлялось. Постоянно напевал я «Ом таре тутаре туре соха», а Тара ждала меня в Иволгинском дацане, там, где стоит её камень, к которому я когда-то прикасался. Правда, из-за моих приключений в дацан я мог теперь и вовсе не успеть. Но вот темнеет. Последние 20 километров я ехал уже почти совсем в темноте, что довольно опасно на трассе, но движения там почти нет. Наконец, дотягиваю до знака, отмеряющего мои сегодняшние сто километров, радость неописуемая! Вхожу в таёжный заповедник, тащу велик через поваленные деревья и всякие кочки. Удалось даже разжечь костёр и поужинать. Посмотрите, как буквально за один день всё изменилось! И пусть небо ещё не прояснилось, но дождь утих, и я проехал столько, сколько ещё вчера и не мечтал.

      Вообще, отвлечёмся немного непосредственно от этого дня поездки. Просто присядьте со мной у костра в тайге. Вообразите, что вечереет, у нас готовится рис в котелке, мы открываем тушёнку, достаём лук и хлеб, чай.

      Ведь хорошо, правда? И так хочется поделиться с вами некоторыми мыслями и маленькими открытиями, сопровождающими одинкого путешествиенника-искателя в пути. Жаль, что сейчас читают только бульварные романы, чтобы скоротать время. И всё же…

      Я долго обдумывал, как же кратко выразить то, что дают велосипедные путешествия перед традиционными автомобильными (самолётными, железнодорожными). Я надеюсь, читатель сможет что-то почувствовать, продвигаясь по этому повествованию. Но лучше всего (и проще!), наверное, выразился один мой знакомый, дальневосточный байкер: путешествия на велике – это свобода души. Так что, бросайте вы эти автомобили! Поездка в них никогда не даст вам то, что я испытал почти за три месяца велопутешествия на Байкал.

      Как-то раз я случайно наступил на маленький муравейник. Посмотрев вниз, я с сожалением увидел, как разбегаются мелкие черные существа, мне стало жаль их. Но через некоторое время я осознал, что и человек – никакой там не король природы. Он такая же соринка. Мы приходим и уходим, как и всё остальное. И когда настанет мой черёд покинуть этот мир – буду ли я ожидать того, или нет, это будет совершенно нормальным. Все вещи возникают в пространстве и уходят в него же. Нам только нужно не растратить на пустяки имеющийся у нас промежуток времени, который мы обитаем в наших телах в этом мире...

      Человеку нужно немного свободного места. В Сибири иди куда хочешь, народу мало, территории огромные. В западной, центральной России все наоборот - места не так много, в городах слишком тесно, люди приходят в раздражение. На природе этот контраст отчетливо ощущается после года, проведенного в большом городе.

      В этой, заключительной части повествования я довольно много рассуждаю. В общем, осталось показать несколько фотографий и написать пару слов в конце. Что ж. На следующий день была отличная погода, и я прокатил уже до Селенгинска, где остановился на ночевку. Вот несколько фотографий того дня.

Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru
Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru

      А 19-го числа я благополучно достиг Улан-Удэ, где, благодаря моей подруге, множество людей пригласили меня на ночлег. Спасибо всем!

Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru
Бурятия в дыму лесных пожаров

Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru

Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru
Улан-Удэ

      Я переночевал в деревне Нижняя Иволга, а утром сразу же направился в Иволгинский дацан, имея тайное желание попасть к Итигэлову и зайти к ламам. Из дацана мне написала одна работница, имени называть не буду на всякий случай, чтобы я обратился к ней, как буду в дацане. Оказалось, ей хотелось передать мне как паломнику некоторую сумму, чтобы я пообедал. Неподалёку там продают вкусные буузы! Спасибо! Я посетил Храм, где хранится Нетленное Тело Учителя Д.Д. Итигэлова. В смешанных чувствах решил зайти и в домик к какому-нибудь ламе. С ламой у меня состоялся интересный разговор. «Ты знаешь, что такое буддизм?» - спросил меня лама. Я начал рассказывать про благородные истины, про путь к просветлению и прочее. «Это всё в следующей жизни, - сказал мне лама. – Буддизм – это свобода. Понимаешь?» Я спросил, как мне принять прибежище, на что лама ответил мне, что, раз я был на поклоне у Итигэлова, то прибежище уже принял. Правда, в тот момент я об этом не знал и не думал. Но всё это не так страшно, это формальности. Всё, что было задумано, я смог осуществить. За два месяца и три недели я доехал до Улан-удэ и посетил Иволгинский дацан. Я чувствовал радость и удовлетворение. Именно там, у дацана, и закончилось моё долгое велосипедное «паломничество в страну востока». Потом меня уже покатали на машине по городу и довезли до вокзала. В этот раз я специально не сделал ни одного снимка дацана, всё-таки я приехал сюда не как турист, и мне не хотелось ничего фотографировать, оставив себе частичку дацана просто в сердце. Кстати, к камню Зелёной Тары я, разумеется, сходил. Спасибо Таре. В пути мне часто казалось, что она улыбается и разгоняет надо мной тучи. Спасибо всем добрым людям, помогавшим мне в этом путешествии. Поездка помогла мне поверить в себя и закончить книгу, над которой я работал много лет. Желаю всем искать, путешествовать как по бесчисленным дорогам нашего мира, так и по тайным закоулкам собственного сознания. А в Улан-Удэ я ещё обязательно вернусь - нужно проехать на велосипеде и до Владивостока. До новых встреч, друзья!

Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru Велопутешествие Москва - Байкал, roman-orlov.ru
Тибетский дацан Ринпоче Багша на Лысой Горе в Улан-Удэ

В раздел путешествий