Главное меню
поиск по сайту
Последнее
Чистка диванов экспресс чистка химчистка диванов.



Киргизия
Автор: Роман Орлов   

 

      Проходим на киргизскую сторону. Первое же окошко заставляет сразу улыбнуться и еще больше полюбить эту страну. Было 30 августа. Мне лупят в загранпаспорт 28-е! Причем всё без единого слова и за какие-то несколько секунд. Из окошка высовывается рука с моим паспортом. Беру, прохожу. Всё, никакого контроля вещей. Проходим вдоль заборчика, стоят таможенники, весьма приветливые. Разговорились. Можно сигаретку, говорю, а то на той стороне не успел купить. Мне дарят почти полную пачку! Таможенники! Улыбаюсь, благодарю.

- А вот, - говорю, - число поставили 28е вместо 30го. А нам всего 90 дней можно находиться в Киргизии, уже два минус, - шучу я.

- Ну, тебе можно хоть все сто находиться! – улыбается пограничник.

      Я совершенно счастливый покидаю таможню и, закурив, делаю первые шаги по благословенной киргизской земле. Привет тебе!

      А нас уже ждал Ош, в который мы приехали под вечер. Обосновались в весёленькой гостинице около автовокзала. Было очень дёшево, но дверь в наш номер не запиралась, туда периодически заглядывали какие-то личности, в одном месте со стены свисал оторванный клок обоев - в общем, верх цивильности) Вдобавок ко всему в гостинице процветало навязывание т.н. интим-услуг, причем мне это предложили прямо в лоб («девочку хочешь?»). Но они не знали, что им попался человек со старым СССР'овским воспитанием, я возмущённо отказался, сказав, что так нельзя и это вообще недостойно. Потом, правда, я подружился с работницами. У них там на первом этаже находится «ресепшн» (хорошо, что хоть туда не добрались эти дебильные западные слова), который представляет собой журнальный столик на входе и два дивана около него. Вечером я спускался туда пообщаться. Итак, мы заселились в гостиницу 30 августа к вечеру, а выехали первого сентября, проведя там две ночи.

 

      Ош – это именно тот город, который мог мне понравиться, что и произошло. Проходя по его шумным улицам, я впитывал его запахи, общался с киргизами, спрашивал дорогу и просто наслаждался. Мне тут нравилось. Первым делом мы, конечно, отправились осматривать Сулайман-Тоо, самое примечательное (и видное из любой точки города) место в Оше.

 


Вид на Сулайман-Тоо из окна гостиницы

 

      Эта вершина являет собой небольшой участок, оставшийся от горной гряды, некогда располагавшейся в этой местности. В пещере на самой вершине обнаружены петроглифы возрастом примерно около трёх тысяч лет, из чего учеными сделан несколько спорный вывод о том, что Ошу примерно три тысячи лет (отмечалось в 2000-м году). И, хотя на склонах горы было обнаружено поселение эпохи бронзы, сохранившиеся письменные упоминания об Оше начинаются с 9-10вв. В общем, интересующиеся смогут найти различные древности можно в музее, вырубленном прямо в горе – зайдите, это интересно.

 


Один из видов с Сулайман-Тоо на город

      Жаль, что у меня было мало времени погулять по городу. И всё же.


Разве это не мило?

      Почему мне так хорошо в таких местах? Потому что я физически плохо перевариваю всё цивильное – всякие подстриженные кустики, выметенные улочки, чтобы не дай бог нигде ни соринки не валялось, всякие дорогие магазины одежды, сверкающие вывески и прочий подобный шлак. Для меня всё это мёртвое, ну нет в этом ничего живого, естественного. А тут и люди не пафосные, а живые, настоящие. И город производит впечатление места, где живут люди, а не оцивилившееся вконец человечество, в котором уже не осталось ничего живого. Цивилизация – это болезнь, как говорил Гоген. И я с ним полностью согласен. Цивильность убивает всё естественное, живые импульсы и неординарные мысли. Там где всё одинаково – творческому человеку, искателю истины или вольному путешественнику - не место. Я здесь – как дома, потому что живут здесь просто.


Как можно не любить город, сохранивший дух непродажного времени, когда на каждом шагу не было тошнотных реклам бутиков и прочей западной мишуры?

      Но нам, тем временем, пора было ехать дальше. Близился момент расставания, ведь на выезде из города наши дороги в буквальном смысле расходились: ребятам на восток, в Китай, мне на север, в Бишкек. Выезжаем за черту города, сдержанно прощаемся. И вот я уже один, качу все дальше и дальше от славного города по не сильно оживлённой главной трассе страны Ош – Бишкек. Впереди меня ждут несколько нехилых перевалов, о которых я уже успел навести некоторые справки у местного населения. Впрочем, пугает это не сильно. Да и что уже может испугать после того, что пройдено? Да, есть перевалы, но велосипедисты их проходят. Значит, и я пройду. Потихоньку рисуются горные хребты на горизонте, садится солнце, и я въезжаю в свой первый одинокий вечер в такой уже любимой, близкой сердцу Киргизии.


      Ощущаю теплоту и мне хорошо как никогда, я полностью свободен! Не нужно никого ждать и слушать, можно стоять сколько угодно или ехать хоть всю ночь, можно ночевать в любом месте – вокруг холмы и практически никаких аулов. Располагаюсь на ночевку, в голове проносятся названия мест, которые предстоит проехать – Джалал-Абад, Таш-Кумыр, Кара-Суу, Кочкор-Ата… но всё это потом, завтра. Вспоминаю, как сегодня меня остановил жезлом забавный гаишник, я уж приготовился первый раз в Киргизии показать паспорт, но патрульного интересовало то же, что и всех - откуда еду, сколько проехал, где останавливаюсь и тому подобное :) А сейчас я где-то между Узгеном и Джалал-Абадом в пустынных холмах, близ границы с Узбекистаном; в полукилометре от меня привычно шумит трасса, а киргизские ночные феи уже ласкают меня и напевают мне свои сказочные мотивы, я и, убаюканный песнью благословенной земли, засыпаю с улыбкой на устах.


      Следующий день я всё ехал и ехал, иногда останавливаясь передохнуть. Близ яблоневого сада разговорился с работающим там человеком, которого звали дядя Анвар. Поговорили о путешествиях, дядя Анвар вспоминал свою молодость, как он ездил по всему Советскому Союзу, а я рассказывал о своей поездке. Тепло попрощались, я получил в подарок несколько яблок, и снова на трассу. Вот мелькнула вдалеке въездная арка Джалал-Абада, начали сгущаться сумерки. Пора уже было думать, где бы приткнуться на ночь с палаткой, но вокруг один за другим шли населенные участки. В итоге, совсем почти в темноте встал на каком-то поле около мелкой протоки. По традиции слопал арбуз, и один, конечно, не осилил его, оставил на утро.

      Начиналось третье сентября. Я знал, что сегодня уже вплотную подъеду к горам, и потихоньку начнется подъем. Проезжаю развилку (с дорогой на Алма-Ату), у бензоколонки киргизы машут мне рукой – давай, мол, к нам. Подруливаю, мне сразу протягивают кружку пива. Не пью, говорю, за рулём. На что мне сказали – это вместо воды. Было всего 9 утра, но ощущение, что мужики пьют уже пятые кружки, не покидало меня, поэтому, немного пообщавшись и сфотографировавшись на память, я решил скорее покинуть их сам.


      И вот Таш-Кумыр - зеленеет отражением в горной речке.


      Останавливаюсь в придорожной ашкане. Мне бы пора едой закупиться, да и вообще перед долгой горной дорогой сначала немного подумать, сколько и чего мне надо. И неплохо бы точнее у местных разузнать, что да как там дальше на трассе. Ну, в закусочной для этого самое место. Присаживаюсь на топчан, заказываю лагман и манты и тут… завязывается разговор с товарищем, пьющим за этим «столом» пиво. Очень быстро полная бутылка пива передвигается от него ко мне. Я знал, что одну я могу выпить, но дальше надо будет уезжать. Ехать хотелось, но не очень, т.к. про оставшиеся 500км трассы до столицы Киргизии я уже был наслышан. То есть, хотелось и ехать, чтобы снова насладиться одиночеством, и с добродушным товарищем выпить пива тоже хотелось. В итоге, решилось всё само собой. Следующую партию пива закупил уже я и также передвинул бутылку по столу моему новому знакомому. Так мы и познакомились. Товарища звали Чынгыз (нам привычнее написание «Чингиз»). На третьей или четвертой бутылке ехать мне расхотелось окончательно, а тут как раз Чингиз уговорил меня погостить у него. Всё вышло как нельзя лучше. Зачем мне спешить? Чингиз таксист и через пару дней просто отвезёт меня на машине в Бишкек. Это как раз его маршрут – туда и обратно. Мы отвезли велик к нему в гараж и пошли на речку купаться. Оказалось, это и есть та самая река, которую я фотографировал на подъезде к городу, зовётся Нарын!

      Мы с Чингизом пьянствовали весь день, остаток вечера сидели где-то не склоне, болтали и всё пили пиво. У Чингиза в доме отвели отдельную комнату и постелили там на полу. Так я впитывал киргизское гостеприимство и благодарил судьбу за то, что всё так хорошо обернулось! Спасибо Чингизу! Следующий день мы отлёживались, потом Чингиз покатал меня на машине по городу, показывая разные места. А пятого числа погрузили велосипед на багажник чингизовской машины и выехали в Бишкек. На этом велосипедная часть моего путешествия завершилась. На своём байке от Москвы до Таш-Кумыра я проехал 4220км.

      В разных местах трассы я снимал видеоролики, которые дома соединил в один. Надеюсь, тем, кто там не был, ролик поможет почувствовать хоть немного, что такое трасса Бишкек – Ош. Семь часов езды (с небольшими остановками)!


      По дороге мне, конечно, рассказали (и показали) знаменитый перевал Туя-Ашуу – самую высокую точку этой трассы (3200м). В тридцатиградусную жару там было реально холодно. В горе в 60-е годы был проделан туннель длиной около трёх километров, он и соединил северную и южную части страны. До этого приходилось пользоваться неудобными объездными путями.


Въезд в туннель со стороны Бишкека


Чингиз на перевале Туя-Ашуу. На багажнике машины виднеется мой байк.


Видите тропинку в горах? Это тот самый исторический шёлковый путь.


      А вот уже и Бишкек. Я встретился со знакомым – Женей, поболтали. Ночевали мы с Чингизом в его машине. Место, надо сказать то еще - близ Ошского рынка. Где-то там рядом шла дискотека, где пьяные киргизы (и русские, вероятно, тоже) плясали под убойные хиты вроде «О, боже, какой мужчина!». Тогда мне всё это не давало заснуть и я покрывал эту песню и вообще всю масс-поп культуру нехорошими словами. А сейчас, весной 2014го, когда пишу эти строки, вспоминать уже даже приятно. Это ведь Киргизия!..

      Настал мой последний день пребывания на киргизской земле. Было шестое сентября, накануне я купил билет на поезд до Москвы. Утром Чингиз поехал обратно, зато появился Женька, половину своего рабочего дня вместо работы катал меня на машине по Бишкеку, чтобы было весьма здорово, так что спасибо тебе, Женя! Потом он проводил меня до вокзала, помог затащить велосипед на третью полку. Пока, Женька, пока Бишкек! Трогаемся!..

***

      Среди сотен людей, с которыми нам довелось общаться в Азии, мало кто понимал истинный смысл нашего путешествия. Понимали ли мы его сами или такие вещи осознаются лишь впоследствии?.. Когда люди узнавали, что мы не получаем абсолютно никакой прибыли за этот грандиозный велопробег, а наоборот, едем исключительно на свои деньги, на нас начинали странно смотреть. Люди в среднеазиатских республиках живут небогато, многие работают в России. А тут непонятные дяди катаются несколько месяцев по жаре, и при этом еще тратят кучу денег.

***

      Трое суток я ехал в весёленьком (киргизском, есть еще русский) поезде Бишкек – Москва в компании скромной, приятной киргизки Медины, направлявшейся в Москву работать. Да, о поезде тоже можно кое-что рассказать, но не хочу выдавать чужие секреты, да и к моему велопутешествию это уже не относится.

      Я вышел на Казанском вокзале днем девятого сентября. Первое, что сразу вызвало недоумение – почему вокруг все говорят по-русски, а не по-киргизски?.. За время путешествия я привык к Средней Азии, но сейчас, хотелось мне этого или нет, пора было вливаться в московский ритм. Я собрал велик и покатил по Краснопрудной в сторону Садового Кольца.


Вернуться в раздел путешествий