Главное меню
поиск по сайту
Последнее




Автор: Роман Орлов   

      31/08. Утром я уходил в село на охоту и проходил три часа, на сей раз мне повезло: я нашёл довольно большую свалку старых машин. Все они были уже специально смяты для последующей сдачи в металлолом. Обходя её, обнаружил в одном месте номер на запорожце, очень обрадовался! У него было ржавое крепление и прямой отвёрткой, может поэтому хозяева «запора» и поленились копаться. А мне вот удалось его снять, хотя и пришлось покопаться. Обойдя всё село, я сделал несколько снимков:


озеро, на берегу которого останавливались в Паданах







      Дальше план нашего продвижения был прост: стопить всё, что едет на север по направлению Сегежи. Вышли на дорогу, волнуюсь, до этого стопил локально в Москве, где подвозили только до следующего светофора.



Дорога на Сегежу, здесь и стопили


      Две фуры не остановились, голосовал Ленич. Тогда на позицию встал я, и неожиданно повезло: остановился лесовоз (гружёный, как и все в ту сторону). Нас подобрал водитель-весельчак, без умолку и с задором рассказывавший нам о жизни в Карелии, о своей работе, о вырубке леса, местных обычаях. И даже о том, откуда он родом, и о том, что его отец когда-то сбежал из некоего совхоза, выкрав хранившийся там паспорт, чтобы начать новую жизнь. Так семья нашего Сергея и оказалась в Карелии. А «совхозные» приключения происходили когда-то в 60х на советской еще Украине. А уехать-то из совхоза просто так, оказывается, было нельзя!..

      Больше всего мне понравился рассказ Сергея про Избы. Это настоящие домики из брёвен, там может остановиться любой желающий, причём с собой можно почти ничего не брать: в избах всё уже имеется (Сергей, по своему обыкновению, долго, выразительно и пристрастно описывает, что имеется в избах), приезжаешь как в гостиницу какую! Например, рыбак или охотник может там встать на несколько дней. Двери в таких избах всегда открыты для всех. По обычаю, живущий там оставляет принесённые припасы для следующего человека, который поселится в избе. И тут мы с Леничем представили следующую картину. Вот едешь так в Карелию, как мы, и оставляешь для всех свою московскую квартиру – заходи, живи, дорогой!.. Так что, если серьезно, я очень рад, что хоть в таких отдалённых от скоплений цивилизации и всякой цивилизованности уголках еще остались настоящие человеческие отношения, доверие, бескорыстность, дружеская забота даже о незнакомом человеке. Нам и дед-мотоциклист помочь был рад, и на почте чаем хотели напоить, да и местные жители общались благодушно…

      Ну а наш водитель Сергей неспешно тащил свои 60 тонн леса в Сегежу, где сам, кстати, и проживал; за неумолкаемыми разговорами таяло время, сменялись пейзажи за окном. Ещё мы узнали, что местные – народ «горячий», по выражению Сергея. И свой родной край в обиду давать не собираются. Угрожают пожечь на хрен все коттеджи всяким бессовестно скупающим землю нуворишам из Москвы и Ленинграда. А оружия у местных много – автоматы, ружья, гранаты… эхо войны!

      Один раз, блуждая по глуши, мы услышали где-то в чаще отдалённый рёв медведя. Стоит ли их опасаться человеку? Мы спросили Сергея. Он сказал, что живёт тут с рождения, и не знает ни одного случая нападения медведя на человека. А один раз, рассказывает Сергей, было забавно. В некоем лесозаготовительном посёлке женщины выливали помои, и на запах пришёл медведь. Сторожка в это время была закрыта, и людей там не было. Медведь «выкорчевал» двери, всё погромил внутри в поисках еды, весь вывалялся в муке и свалил! Класс!..

      Но вот, наконец, уже почти приехали. Для лесовоза от Падан до Сегежи три часа ходу, 110 км по словам нашего водителя. Я для проформы всё же спрашиваю (Лёнич до сих пор с недовольством вспоминает поступок сей: видимо, решил примкнуть к автостопщикам-фундаменталистам), сколько с нас, мол, Сергей смеётся, отмахивается, не на себе, мол, вёз. Фотография на память,



Лёнич вылезает из кабины; за рулем наш водитель Сергей


      прогулка по быстро темнеющему лесу в поисках стоянки, и вот мы уже сидим в леске под Сегежей и чокаемся чашками с чаем: настала осень, первое сентября. А прошлогоднее первое сентярбя, мы, помнится, отмечали в охотничьем хозяйстве в далёком-предалёком селе Кыра!


Продолжение