Главное меню
поиск по сайту
Последнее




Автор: Роман Орлов   

      30/08. И вот дни нашего безделья, наконец, подошли к концу. Пришли в назначенное время (11 утра) к водителю, с которым договорились о доставке нас в село Паданы. Водитель, имя которого я так и не узнал, оказался забавным товарищем. Сначала он сказал, что, вот, мол, «прождал вас вчера, а тут, оказывается, сегодня надо». Ладно, сели на старенькую Ниву (кайф!), поехали. По тряской дороге, делая не более 50-60 км/ч, где-то за час добрались до нужного нам места. Меланхоличный водитель, местный старожил, оказался довольно разговорчивым. Правда, это больше походило на монолог, но местами интересный. Из него мы, в частности, узнали о бедах и чаяниях простых сельских жителей. Деревни нынче вырождаются и вымирают, не нужны они никому, не то, что раньше, рассказывал водитель. Инфраструктура не развивается, всё брошено, дороги в ужасном состоянии («сами видите»). «А вот, посмотрите, поля», - показывал он, - «раньше всё здесь было в картошке, я еще школьником ездил на её сборы, а теперь всё травой поросло». Жаловался и на москвичей и питерцев, которые едут сюда кучами, что-то строят, дома, коттеджи, турбазы всякие, землю скупают, а деревни в жопе остаются, грубо говоря (водитель тихо бормотал и для связки слов любил использовать столь же тихое, немного гнусавое "бля"). Электричество протянули в Гумарино только в 90е, да и то по неделе бывает, что без света сидят.


брошенный бог знает когда паданский промтоварный


      Во дворе у водителя, еще в деревне, я заметил пару грузовиков, привлекших мое внимание. Это ГАЗ-66 и… ГАЗ-63! Меня, конечно заинтересовал «63й», и я улучил момент спросить про эту старинную машину. Оказалось – рабочая! Служила в пожарной части, была списана, год выпуска – 1965й. «На год старше меня», - улыбался наш водитель. На момент списания прошла всего пять тысяч – пожарка же. Новый хозяин только мотор заменил, слабый, говорит, для такой машины. И ездит себе… Было в деревне и два настоящих «Виллиса», никакого «колхоза», всё родное! Один дед продал свой всего-то за 70 т.р., обалдеть… Что с другим – неизвестно.

      В Паданах зашли на почту, пора бы уже и домой позвонить – я не связывался с мамой числа с 21 августа, т.е. больше недели. Тетя, которая там работала, когда узнала, что мы по лесам и болотам ходили, да еще без машины путешествуем, вообще назвала нас экстремалами. Во как – даже местные нас уже так называют. Ну а что, без машины в таких местах никто и не путешествует – транспорта-то вообще нет. Кстати, московские и питерские машины нам попадались, часто с лодкой на крыше. Явно туристы. Купили на почте карточку для таксофона (50р.). А потом долго и безуспешно пытались связаться с родителями. В итоге Лёнич позвонил в справочную, где ему сказали, что с Москвой наверное не удастся связаться. Но вы, мол, попробуйте через 8-53. В итоге, ни на мобильный, ни на городской мы так и не прозвонились. Вот такие услуги поставляет «Северозапад-Телеком».

      Вскоре мы выяснили, что из такого крупного села как Паданы, никакого транспорта не ходит никуда. Есть какая-то маршрутка, но опять не туда, куда нам нужно. Причем, совсем не туда, надо заметить. А надо нам было добраться до города Сегежа, из которого уже можно уехать на поезде куда угодно. Завтра будем стопить лесовозы, которые ходят туда гружеными лесом. Встали на озерце недалеко от села, вода кристально чистая, вкусная. Осталось всего четыре дня нашего путешествия. Днём поспали часа три. Лёнич в этот день традиционно ничего не поймал.


Продолжение