Главное меню
поиск по сайту
Последнее




Автор: Роман Орлов   

      23/08. Ну и денёк выпал на долю двух отважных самоходных путешественников! Но обо всём по порядку. Спал я, по уже сложившемуся обыкновению, в шапке, трёх одежках и в трёх носках. И проснулся в тепле. Сон, кстати, здесь весьма хороший, несмотря на прохладу и другие неудобства, гораздо лучше, чем в Москве, где я, бывает, встаю каждые час-два.

      Сегодня в маршруте у нас значился только один объект, но зато какой – гора Воттоваара. Знаменита она тем, что древние саамы выкладывали на ней свои сейды – большой валун на нескольких более мелких камнях. Но ничего, мы и сами саамы! Мы снялись со стоянки и начали продвигаться к горе. То, что мы стояли лагерем почти у самой подошвы Воттоваары, никак наш путь не облегчило. До человекоудобных мест подъёма на гору, как выяснилось, нужно было еще пройти многие километры...

      Дорога. Поначалу была одна, и ошибиться было невозможно. Но вот нам встретилась развилка, и уходящие вправо и влево дороги как бы овивали гору, видневшуюся пока что вдали на почтительном расстоянии. Гора Смерти имеет высоту 425м (в высшей точке), и довольно протяжена горизонтально, по типу горного хребта. Мы выбрали поворот налево, и вскоре на нас полил временами сильный дождь. Он то начинался, то останавливался, и я замучился надевать непромокаемую камуфляжку, ведь для этой цели нужно каждый раз снимать и одевать рюкзак. В итоге, я стал накидывать её через голову, думая перехитрить дождик, за что и поплатился мокрой толстовкой, которую носил. Во время одного такого дождя я остановился недалеко от озерца и стал рассматривать лежавший на земле предмет – то ли лосиные рога, то ли огромный гриб, росший когда-то на дереве. Смущало то, что рога-гриб были мягкими. А рога разве бывают мягкими?! И вдруг слышу возглас: «Идите под тент!». И только тогда заметил молодую пару, пригласившую нас укрыться от льющихся с небес потоков под большим тентом, натянутым между добротными деревянными столбами, крепко вбитыми в землю.


Лена, Стас, Ромыч и Лёнич


      Стас и Лена приехали к Горе, так как она, оказывается, считается "местом силы". Стас тут уже не первый раз, приезжает на несколько дней, которые посвящает походам на Гору. В этот день ребята тоже собирались на Гору, что было нам весьма кстати, так как они хорошо знали дорогу. Они, кстати, сказали нам, что мы выбрали более длинный путь. Сфотографировавшись на память, двинулись в путь, пройдя сначала расстояние до развилки. Ребята были налегке, а мы с тяжелыми рюкзаками поотстали, не найдя в себе сил двигаться в таком темпе. Условились, что Стас будет чертить на земле указующие стрелки, прямо как в детской игре "казаки-разбойники".


я на кратком привале, вокруг куча брусники


      Так мы и шли, подшучивая над обстоятельностью Стаса, пока стрелки вдруг не закончились. Но к тому моменту мы уже почти достигли цели. И тут на тропинке нам встретился, ни много, ни мало, «блокпост». Там, как оказалось, тусовались местные охранники святилищ древних саамов, препятствующие всякому вандализму по отношению к Горе. Ведь объект-то не имеет официального статуса, кто охранять будет? Кстати, это и привлекло нас к нему, не всё в мире еще загажено всякими турбазами и зонами отдыха для толстосумов, поэтому стоит поспешить найти такие места пока не поздно… Нам навстречу поднялся крепенький такой мужичок, который в вежливой форме осведомился куда и мы идём и предложил оставить рюкзаки «здесь», и на самой горе попросил стоянок не устраивать. Но спускаться с Горы мы планировали уже с другой её стороны, останавливаться там и подавно не собирались, о чём и сказали охраннику. Он удовлетворился ответом и немого провёл нас по тропинке, чтобы указать на уходящий вдаль путь. Там уже с дороги сбиться было крайне трудно и мы начали наш подъём.


вид на гору со стоянки охраны


валуны тут уже не шуточные!



горное озерцо






      А вот какие виды открываются почти с самой вершины горы. Кстати, тучки-то сгущаются!..






      На горе оказалось довольно много валунов, сейды, небольшие сухие и почти все обгоревшие (от молний что ли?) деревца. А также целое море брусники – ешь, не хочу. Впрочем, я объелся еще до горы и, в отличие от Лёнича, интерес к оной проявлял весьма малый. На горе повстречали наших знакомых, которые с какой-то точки пути просто пошли другой тропинкой. Забыли у них спросить, где находится другой спуск с горы. Ох, зря забыли, ей богу зря...







сейд



      Вот тут и началось. Сначала небо почернело, и пошёл вдруг дождь, и совсем не слабый! Лёнич посмотрел карту и показания компаса, и мы начали поспешно пробираться к месту предполагаемого спуска. Это был даже не тихий, а громкий ужас, потому что я весь изругался. Мокрые склоны, камни, мох, земля, сплошные непроходимые косогоры, мокрые хлюпающие ботинки и фирменное «поливалово» сверху. Наконец, с горы мы вроде бы спустились. Но вот дорогу, которая должна была там идти, так и не увидели. Зато, если это, конечно, уместная замена, набрали воды из чистейшего родника. Перед нами простиралось небольшое поле. Немного поменяли маршрут, уже все мокрые, чертыхаясь и охая, выползли из лесной полосы, думая, что сейчас уж точно будет дорога. Куда там! Там было озеро!






      По карте его вроде можно было обойти, всего несколько километров в длину. Мы решили приблизиться к нему, к месту, где оно сужается, и думали перейти по какой-нибудь запруде, но попали в болотце, где стали уже просто хлюпать ботинками. В одном месте я провалился по колено. После этого мы уже перестали бояться мокроты и нами овладел какой-то безразличный истерический смех... а озеро и не думало заканчиваться, и так мы и шли – с кочки на кочку, попирая бесконечный мокрый карельский мох... Потом нашли всё же запруду и перешли по ней на другую сторону озера (это уже была небольшая протока). Нам еще предстояло метров на 50-60 подняться по склонам вверх, где за предполагаемым спуском должна была вроде быть вожделенная дорога. Поднялись и что-то долго шли по лесу. Спуска никакого не было, дороги тоже не видно. Решили, наконец, ночевать прямо на месте. Нашли удобную полянку и штук восемь грибов, сыроежек. Как мы потом узнали, грибов-то в этом году в Карелии не было, и вот только-только они начали появляться. Нам оставалось найти только места для палаток, а ведь кругом много всяких камней, и под землёй тоже. Лёнич тогда запоминающееся так пошутил – "И на камнях растут палатки" (намекая на один хороший отечественный фильм). Ну а я проявил фантазию на финский манер, здесь все местные названия такие, и прозвал готовящего грибной суп Лёнича Гезуярве Суповаар (Гезуярве исходит от его фамилии). Сушились мы до часу ночи и совершенно усталые поплелись спать, даже дневник пришлось писать утром следующего дня.


Продолжение